Власть
Карта
История
К юбилею Победы *
Музеи
Туризм
Котельничане
Отдых
Природа
Предприятия
Фотогалереи
Видео *
Образование
Форум
 

  РАСПИСАНИЯ

Электричек
Автобусов
Переправы

 
 

  ПОЛЕЗНЫЕ ТЕЛЕФОНЫ

 Полезные телефоны

 

  КОТЕЛЬНИЧ СЕГОДНЯ


9 сентября.
ул. Октябрьская.
Спиливают аварийный тополь
Комментировать

Фотоальбомы посетителей сайта

 
 

  ОПРОС

Все опросы

Комментировать


 
 

  СОТОВАЯ СВЯЗЬ

 

 

  РЕКЛАМА


По вопросам разработки сайтов и размещения рекламы вы можете обращаться по телефону 8(912)8201115
Подробнее

 

  ПАРТНЕРЫ САЙТА

Официальный сайт газеты Котельничский вестник



 

  РЕЙТИНГ


Рейтинг@Mail.ru

Яндекс цитирования

Нагаев Герман Данилович

 

Герман Данилович Нагаев. 1973 год.

Герман Данилович Нагаев родился в Котельниче 26 июля 1913 года.
Его отец, Данила Ильич Нагаев (1868-1924), выходец из беднейшей крестьянской семьи, пришел в город мальчишкой, с 2 копейками в кармане, и около 20 лет батрачил, “пробивался в люди”: был “мальчиком на побегушках” у купцов, конюхом, кучером, грузчиком, плотником, садовником, дослужился до приказчика. Потом, женившись на купеческой вдове, открыл чайную, но малограмотность и отсутствие “предпринимательской жилки” не дали ему порвать с крестьянством.
Овдовев, Данила Ильич женился на молодой девушке, Анне Григорьевне Шильниковой (ок.1880-1938). У них было шестеро детей. По старшинству: Владимир (1904-1935), Борис (1908-ок.1991), Герман (1913-1979), Михаил (1916-ок.1998), Валентин (1919-1941), Вера (р. 1922).
По-разному сложились их судьбы. Владимир, молодой ученый, один из пионеров и энтузиастов искусственного осеменения сельскохозяйственных животных, уже в 27 лет был руководителем большой лаборатории в ВИЖе, а в 29 лет умер нелепой смертью, заразившись сыпным тифом в командировке на Урале. В Боткинской больнице его лечили от тифа, не обнаружив осложнения – менингита, что и привело к смерти.
Борис Данилович рано обзавелся семьей, и в конце 1920-х уехал жить в Алма-Ату. Со временем стал “большим человеком”, дослужившись до замминистра пищевой промышленности. Жизнь его была длинной и, в целом, благополучной, да и смерть забрала его аккурат накануне краха социалистической системы, не дав на старости лет пережить потрясение от развала СССР.
Михаил Данилович уехал из родного Котельнича учиться в ФЗУ в Ленинград, а, окончив училище, по распределению попал в город Волховстрой (позже – Волхов). Работал в Палате мер и весов. Личная жизнь его сложилась непросто. Из-за бытовой ссоры попал в тюрьму, потом потерял сына, расстался с женой, уехал в Казахстан… Спустя годы вернулся, и жизнь наконец наладилась. Конец жизни провел во Владивостоке, куда перевез пожилых родителей их сын – офицер-подводник.
Судьба Валентина сложилась трагически. Перед войной он был призван в армию и служил на Дальнем Востоке. Был спортсменом, физруком. Незадолго до начала войны его перебросили на западную границу, в легендарную Брестскую крепость, где он и погиб в первые дни, а может быть, даже и часы войны. Никто никогда не узнает…
Вера Даниловна здравствует и поныне. Во время Великой Отечественной войны была медсестрой. А со своим будущим мужем Василием, героем-фронтовиком, боевым офицером, познакомилась в день победы, 9 мая 1945 года. Всю жизнь они счастливо прожили в Киеве, где Вера Даниловна много лет работала врачом-гинекологом.

Герман Нагаев. Единственный "допожарный" снимок. Предположительно 1925 год.Герман Данилович прожил интересную, трудовую, тяжелую жизнь. В 11 лет он остался без отца. Старшему брату – Владимиру – было 20 лет. Жили трудно. Крестьянствовали. Зимними вечерами, придя из школы, Герман уходил с санками на вокзал, подвозил вещи приезжим. Когда подрос, работал в деревне, в изыскательской партии, на постройке. До 16 лет он жил с матерью и учился в средней школе.
Еще в 1927 году, будучи учеником 6 класса, начал писать стихи в краевой молодежной газете “Юный пахарь”. После школы, в 1929 году, уехал учиться в Вятку, в Художественно-промышленный техникум. Сдал экзамены сразу за 2 курса, но проучился недолго – сбежал в Москву, к брату Владимиру, только что окончившему институт и работавшему научным сотрудником в ВИЖе. Багаж Германа составляла плетеная корзиночка, набитая книжками и сухарями. В Вятке Герман запасся бумажкой, подтверждающий его членство в вятской литгруппе. Нацепив для солидности роговые очки с простыми стеклами, купленные в Вятке, он сразу направился в ФОСП (предтечу Союза писателей). Без особых расспросов его включили в группу писателей, командированных ФОСПом и Хлебоцентром на Северный Кавказ на посевную.
Был 1930 год… Шла коллективизация. Начинающий писатель побывал в нескольких казацких станицах. Писал стихи, очерки, но, не имея поддержки, напечатать их не мог.

Герман Нагаев. 1929 год.

Герман снова резко меняет свою жизнь – уезжает в Нижний Новгород, где на заболоченных пустошах в междуречье Оки и Волги началось возведение первого в стране большого автомобильного завода. Он оказывается в гремевшей на всю страну бригаде Сорокина, работает арматурщиком, таская на себе тяжелые железные ригели, но не забывает и о творчестве – в свободное время пишет стихи и печатает их в местных газетах.
По стране в то время шла необычайная кампания, инициированная Максимом Горьким: “призыв ударников в литературу”. Чуткая ко всем новшествам бригада Сорокина на общем собрании “выдвинула” Германа Нагаева для строительства “Магнитостроя литературы”, - на работу в ежедневную газету строителей “Автогигант”.
Герман Нагаев читает стихи в Литинституте. 1934 год.Когда в 1932 году гигант первой пятилетки был введен в строй, набравшийся журналистского опыта Нагаев переехал в Москву, где стал работать штатным корреспондентом газеты “За пищевую индустрию”. Он много ездил по стране, много видел, много писал. Помимо этого работал в Художественной студии, сотрудничал в ряде центральных газет, состоял в литобъединении молодых авторов при ГИХЛе, окончательно решив посвятить себя литературе. В 1934 по рекомендации М. Горького Герман Нагаев был принят в Вечерний Литинститут Союза писателей. Однако проучился всего полтора года...
Поздней осенью 1935, в числе других студентов, Нагаев стал жертвой “культа”. Он был арестован и осужден “тройкой” (особым совещанием) НКВД. Три года Нагаев провел в лагерях строгого режима, в Карелии, на Вянь-Губе, в Сегеже, Повенце, на лесоповале и строительстве бумкомбината.

По окончании срока вернуться в Москву Герман не мог (двухлетнее поражение в правах) и поехал к морю, в Таганрог. Ни родственников, ни знакомых – никого, а в кармане, вместо денег – желтый билет. В клубе при большом заводе нанялся писать лозунги в цеха. Работал день и ночь, и за сутки написал 100 лозунгов. На заработанные деньги снял комнату, обжился, устроился работать художником в краеведческом музее. Приехала из Москвы жена… После лагеря жизнь казалась райской.

В 1940 Нагаев вернулся в Москву и до войны работал главным художником в кинотеатре “Форум”, но литературу по-прежнему считал своим предназначением и заочно учился в Литинституте. Начал печатать стихи в газетах… И тут – война! Из-за судимости Нагаева в армию не призвали, и осенью 1941 он эвакуируется на Урал, в Челябинск. Там работает на оборонном заводе в многотиражке. Выпускает “Окна ТАСС” - выступая одновременно и художником, и автором текстов. Активно сотрудничает в областной газете “Челябинский рабочий”. В 1942 вышла первая книжка его стихов: “Песни войны”. Там же на Урале был издан сборник стихов “Грозные дни”, проза “Мастера земли”, две детские стихотворные книжки: “Тузик” и “Голуби”.
В 1945 году, вернувшись в Москву, Герман Данилович был командирован Союзом писателей во Владимир, с заданием написать книгу о знаменитом конструкторе Дегтяреве. В 1948 книга вышла в “Детгизе”, позже много раз была переиздана.

Герман Нагаев выступает перед школьниками. 1950-е годы.Вернувшись из Владимира в 1946 году, Нагаев по заданию издательства “Московский рабочий” стал работать над книгой по истории Подольского механического завода им. Калинина (бывшего завода компании “Зингер”, выпускавшего знаменитые швейные машинки). Жил в Подольске целых 3 года, собрал огромный материал и написал книгу “Там, где была концессия”, однако печатать ее не стали… Герман Данилович продолжает литературную работу. У него много замыслов, но печатают его туго, зная, что был репрессирован… Так, с клеймом “врага народа”, Нагаеву пришлось жить более 20 лет… И в Союз писателей его приняли только после смерти Сталина в 1954 году.

В период “оттепели” Герман Данилович стал активно печататься. Вышел ряд его романов: “Приокская быль” и “Андрей Березин” (дилогия о судьбе принципиального и честного человека, изобретателя, борца, героя своего времени на фоне послевоенных картин жизни: патриотического подъема, самоотверженного труда во имя восстановления хозяйства страны), “Новый век” (многофигурная трилогия-эпопея о рабочем классе, охватывающая полувековой период истории России), “Девон” (роман о создании в предвоенные годы и годы Великой Отечественной войны “Второго Баку” - борьбе советских нефтяников за открытие богатейших залежей девонской нефти на Урале, правда о жизни научной интеллигенции во времена “культа личности”).

Герман Нагаев с женой Тамарой Васильевной и сыновьями Игорем и Володей. 1951 год.


Нагаев не перестает сотрудничать в периодике, а также находит время для организации литобъединений на крупных промышленных предприятиях, помня, что сам пришел в литературу из рабочих. Эта деятельность захватывает его. Он многие годы руководит Литобъединением завода АЗЛК, члены которого по выходным частенько собираются у него дома, спорят о литературе, обсуждают творческие планы. На завод приезжают известные писатели, и не только советские, но и западные – посмотреть на своеобразный феномен советской культуры…
Между тем времена меняются, и “пробивать” книги в издательствах становится все труднее. Герман Данилович тяжело переживает годами тянущиеся согласования, жестокую редакторскую правку, усилившийся цензурный гнет. Он не умел просить, идти на компромисс, не терпел трусости “сидящих у пирога”. Его прямота многим пришлась не по вкусу, и жизнь его превратилась в непрерывную борьбу с нуждой и врагами, в конечном итоге подкосившая его…

Герман Нагаев раздает автографы на авторском вечере. 1962 год.

Не смотря на все удары судьбы, Герман Нагаев всю свою жизнь искренне верил в социалистические идеалы. Из под пера писателя вышли повести о его земляках, знаменитых революционерах Кирове и Халтурине. Однако многое, очень многое сказать было нельзя. В повести о Кирове буквально каждое слова согласовывалось в партийных органах, и в результате книга была сильно искажена, изуродована правкой. Автор мучился, но ничего не мог сделать…
Писателя увлекает тема космоса. Он, как и вся страна воодушевлен успехами советской науки, его окрыляет прорыв человека в космос. Он лично знаком со многими первыми космонавтами, конструкторами ракетной техники. Рождаются новые повести о Кибальчиче, Циолковском, Цандере, Королеве… - но и эти книги выхолащиваются цензорами, опасающимися “как бы чего не вышло”.

Герман Нагаев за работой в своем кабинете. Москва, 1960-е годы. Герман Нагаев - Президент бильярдной секции ЦДЛ. Москва, 1970-е годы.

“Оттепель” закончилась и лучшие романы Нагаева - “Девон”, “Приокская быль”, которые зачитывались в библиотеках до дыр (и это не преувеличение), по идеологическим соображениям перестают переиздавать. Они слишком правдивы… Годами лежат в издательствах новые книги (рукописи) “Второй фронт” (роман о трудовом подвиге тыла в годы ВОВ) и “Рождение великана” (завершающая книга трилогии “Новый век”)…
Последней большой работой Германа Даниловича Нагаева, потребовавшей от писателя максимального напряжения всех душевных и физических сил, стал задуманный им уже давно роман о величайшем русском певце Федоре Шаляпине. Нагаев работает над этой книгой (с перерывами) 18 лет, и 26 октября 1979 года ставит в рукописи “жирную точку”…, а через 2 недели скоропостижно умирает от инфаркта.
Прошла четверть века со дня смерти писателя, а роман и по сей день остается неопубликованным…

Алексей Нагаев (внук писателя), 2004 год

w1.jpg (13549 bytes) w10.jpg (7118 bytes) w11.jpg (9286 bytes) w13.jpg (9014 bytes) w15.jpg (12224 bytes) w16.jpg (15889 bytes) Прочитать w3.jpg (14548 bytes) w4.jpg (8553 bytes) w8.jpg (14217 bytes)

Книгу Г.Д. Нагаева "Русские оружейники" можно почитать по адресу http://militera.lib.ru/bio/nagaev/index.html
Отрывок из романа Г.Д. Нагаева "Девон" (О пожаре в Котельниче) Котельнич назван Светозерском

В 1978 году вышла книга нашего земляка Леонида Рахманова "Люди народ интересный" К Герману Даниловичу Нагаеву она попала уже в 1979 году... незадолго до смерти... и, видимо, понравилась. У Нагаева появляется желание записать свои воспоминания о детстве в Котельниче, однако, он успевает сделать только отдельные наброски под названием "Раздумья над книгой Леонида Рахманова "Люди народ интересный" Спустя 25 лет эти рукописные наброски расшифровывает внук Германа Даниловича - Алексей Нагаев.
И впервые эти уникальные, ни где до сих пор не публиковавшиеся записи, публикуются на сайте нашего города.