Среда, 26 июня 2019 08:16

Ребята с нашего двора

Оцените материал
(8 голосов)
Ребята с нашего двора Володя Гредин в центре, Таня Калинина справа, Неля Патрушева слева. Крайний слева, возможно, Юрий Багаев

Люди - народ интересный XXI век
Коммуналку старинного особняка и рядом стоящего кирпичного флигеля, принадлежавших до революции купцу Тарасову, объединял двор. Обычно объединяющим местом в коммуналках являлась общая кухня.

Но кухни ликвидировали в начале войны, поселив на кухонных площадях эвакуированных из Ленинграда. Временно, конечно. Временность растянулась лет на пятнадцать. Правда, на первом этаже половину квадратных метров все же оставили для примусов и сковородок, а у нас, на втором этаже, керосинки чадили прямо в комнате, рядом с печкой. Еще в доме на обоих этажах были террасы. Я их уже не застала, знаю по рассказам взрослых. Их тоже переделали под жилье. Так что именно двор и зимой, и летом служил ребятне и взрослым местом общения: игры в 12 палочек, городки, лапту, «вышибалу», разговоры о том о сем, поливка гряд, укладка дров у сараев или в сарай, стремительные стрижи над головой и звуки духового оркестра, плывущие из горсада по вечерам — все это мое детство во дворе. Об этом я уже рассказывала.


Таня Калинина и ребята с нашего двора моего поколения- братья Сергей и Славик Татариновы, Толик Зайков

 

Какими были ребята с нашего двора поколения моей сестры, которая была старше меня на 12 лет, (их раннее детство пришлось на военное лихолетье) знаю мало. Когда мы с подружкой-соседкой Таней Татариновой отправились первый раз в первый класс, те ребята уже стали взрослыми. Поэтому — взгляд по касательной, штрихами. Думаю, магнитом притяжения были сестры Калинины — старшая Аля и младшая Таня. Обе умницы и красавицы. Кстати, Аля верховодила и в школе. Об этом с восхищением рассказывал мой учитель физкультуры Геннадий Иванович Созинов — он учился в железнодорожной школе в одно время с сестрами. Аля была наказанием для учителей. Не в смысле учебы, по всем предметам она преуспевада и заслуженно получила по окончании учебы серебряную медаль. Она любила поспорить, желая справедливости во всем, И еще большой выдумщицей разных каверз в отношении педагогов. Когда тропка от школьной калитки увела старшую в Горьковский университет имени Лобачевского, некоторые из учителей с облегчением выдохнули. И вот на тебе — младшая Татьяна Калинина собственной персоной. Классная, услышав знакомую фамилию, обмерла. Но у Татьяны характер совсем другой, нежели у сестры. И учительница та, преподававшая сестрам немецкий, стала у младшей любимой.

Семья Калининых жила на первом этаже, как раз под нами, а через дом от нас стоял, да и до сих пор себе живет-поживает полукирпичный, довольно просторный двухэтажник, который во времена моего детства соседи именовали не иначе, как «калининским». Много лет спустя узнаю, что принадлежал дом нотариусу Калинину, деду Сергея Федоровича Калинина, стало быть, прадедушке Тани и Али.

 


Вот он, тот самый нотариус Калинин с сыновьями на старом снимке самого начала 20 века

 

Но пришла революция, все дома реквизировали, иметь в собственности недвижимость не полагалось. Аля и Таня детство и юность провели в двух полуподвальных комнатушках, а их родители прожили в коммуналке до самой пенсии, но переехали в благоустроенную квартиру первыми из нашего дома. Помог другу детства маршал Соколов, некогда сидевший с Сергеем Калининым за одной партой. Кстати, в юности два Сергея ухаживали за одной и той же девушкой, но выбрала она не будущего Маршала.


Таня и Аля Калинины в детстве

Потом постепенно разъехались по благоустроенным гнездам и остальные постаревшие жильцы, наши родители. О сестрах Калининых я узнавала редко, случайно, а встретились мы лишь однажды — на похоронах Лидии Викторовны, их мамы. О ней я тоже здесь писала. Великого обаяния, истиной интеллигентности и замечательной красоты была женщина! И все бывшие жильцы старого дома пришли попрощаться с соседкой. Тогда, понятное дело, нам было не до разговоров.

 

Минуло четверть века, и вот я в гостях у супругов Осиповых. Москва. Просторная квартира в бывшем цековском доме. Вместе с Таней, Татьяной Сергеевной Калининой, по мужу Осиповой, проработавшей много десятилетий педиатром в Москве, рассматриваем старые фотографии. И говорим, говорим, вспоминая и дополняя друг друга. Ведь у нас общее прошлое — старый дом на Советской, 55. Нашли другу друга через социальные сети, благодаря Таниной двоюродной сестре Лидочке, живущей в Сибири, и моей хорошей знакомой Людмиле Вагиной. Спасибо им за нашу встречу. Теперь мы с Таней дружим. Роднее родных. Так бывает.

Николай Иванович, Танин муж, тоже врач, хирург, в прошлом руководитель здравоохранения в Брянской области, затем крупный начальник по здоровью в СССР и просто замечательный человек и рассказчик, сам собирает на стол, не мешая нам насладиться общением.

- В детстве я поднималась к вам на второй этаж и брала книги. Помню толстенный том Пушкина, - Таня показывает, какой неимоверно толстой и большой была книга. Я этот том из небольшой родительской библиотеки тоже помню. И в ответ рассказываю, как я, повзрослев, ходила к Калининым и по рекомендации Али брала книги у них. Это именно она заставила меня прочесть «Сагу о Форсайтах» Джона Голсуорси - четыре тома. И « Консуэло» Жорж Санд.

На следующей фотографии (см. самое первое фото) задерживаю внимание Тани. Молодежь лет 17-18 снята неизвестным фотографом в нашем дворе возле сараев. Зима, им весело, счастливые лица — все впереди. Узнаю только Таню с Нелей Патрушевой. Знаю, что они дружили в школьные годы. Одноклассницы. Неля рано выскочила замуж за летчика Володю Гредина, по которому сходила с ума половина котельничских девчонок той поры. Они выступали на школьных концертах — Неля играла на аккордеоне, а Владимир солировал. Говорят, пел хорошо. Таня была на свадьбе первой подружкой, а мы, малолетки, пытались невзначай увидеть жениха с невестой в окнах флигеля второго этажа.

- А это кто? - указываю на парня в меховой ушанке, подхватившего Таню под ручку. - Неужели не узнаешь, - удивляется она.- Да это же Вовка Логинов. Вовку я помню смутно. Они жили одно время на кухне, должно быть, семья эвакуированных. Потом переехали на террасу. В смысле, в ту комнатку, которую из террасы переделали под дополнительные квадратные метры. На кухне стала жить тетя Шура Черных с сыном Витькой. Она была родной сестрой матери Володи и его двух младших братьев- Шурки и Кольки. Володя после окончания школы куда-то уехал, что-то техническое закончил. Вероятно, в Москве, потому как именно там защитил кандидатскую, там преподавал в вузе и жил с семьей, а в соседку Таню был влюблен в юности.

Его младших братьев я отлично помню. Рыжий Шурик лет на 5 старше меня, уехал в Челябинск, работал на заводе. Колька -почти мой ровесник, и в детские годы мы вместе куралесили. То убежим искать аэродром, то незваными заявимся к его крестной тете Дусе, которая жила в вагончике-сарайчике, прилепившемся к забору кооперативного техникума со стороны Луначарской улицы.

Таня называет еще фамилии двух молодых людей на фотографии. Одного я знала и в девяностые даже состояла в дружеской переписке по электронке — Юра Багаев. Он был родственником тети Шуры и в наш старый дом захаживал. Хотя, возможно, его привлекали не родственные связи, а девушки с нашего двора. Юра стал стоматологом, какое-то время работал в Котельниче, а затем много лет служил главным врачом областной стоматологии в Кирове.

На другом очень невнятном снимке узнаю свою сестру Луизу — косички корзиночкой. Рядом Таня с Нелей., чуть впереди — Таня Урывалова - жила на кухне первого этажа, ее мама из эвакуированных ленинградцев так навсегда и осталась в Котельниче. Дочь закончила наше медучилище. О ее судьбе ничего не знаю. Они с мамой переехали из нашего дома, освободив кухню, когда я училась в начальной школе. В первом ряду на фото самые младшие из того поколения, двоюродные братья Витька Черных и Шурка Логинов. Витьку убили в лихие девяностые, в Кирове, где жил с семьей. Возвращался домой с работы после получки. Зарплату так и не донес…

 

Удивительное дело: дети войны с нашего двора практически все получили приличное образование, в основном высшее. И не только. Аля и Таня Калинины, Неля Патрушева, моя сестра Луиза, Володя Логинов закончили музыкальную школу. Моя сестра, когда приезжала ко мне, обязательно садилась за пианино и вспоминала любимые мелодии. Таня не расстается с инструментом по сей день. Говорит, это ее отдушина, ее радостные минуты жизни.


Сестры Калинины в гостях у родного города. Фото 70-е годы

 

- Сейчас мы тебе споем на два голоса, - и приглашает дочь Марину присоединиться. Боже, как они поют!!! У Марины великолепный высокий голос, абсолютный слух, как и у мамы. Калинины - самая музыкальная семья в нашем старом доме. Была. Ни Али, ни Нели, ни моей сестры Луизы, ни других, о ком здесь пишу, уже нет в живых осталась одна Таня. И ей уже ого, сколько годков. Но тот же блеск в карих глазах, и красота с годами не стерлась, голос молодой, звонкий.

Николай Иванович приглашает к столу: « Успеете еще поговорить!» Но мы каждый раз не успеваем. Откладываем до следующей встречи. Таня убирает старые фотоальбомы, а я забираю несколько фотографий из ее детства и юности, чтобы оцифровать и рассказать вам. О ребятах с нашего двора тех давних лет.

Татьяна Вылегжанина.

Прочитано 780 раз

Комментарии   

+1 #1 Лидия 27.06.2019 21:03
Какой чудесный рассказ, спасибо!
Цитировать

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить


Новости Котельнича. История, достопримечательности, музеи города и района. Расписания транспорта, справочник. Фотографии Котельнича, фото и видеорепортажи.
Связаться с администратором портала можно по e-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
© Copyright 2003-2019. При полном или частичном цитировании материалов ссылка на КОТЕЛЬНИЧ.info обязательна (в интернете - гипертекстовая).