Северные лотосы

Оцените материал
(0 голосов)

Стихи из книги “Лунная ящерка” (о земном и запредельном Времени).



* * *


Наедине с горящею свечой,

Мои стихи читайте в час ночной.

Мне всё равно: в лесу, в избе, в палате!

Ведь вы в тот миг – исчезнете со мной.

Я вижу несколько миров распятых

И наш Прамир с зеленою Луной.

Мои стихи читайте в час ночной...


Наедине с прозрачною душой,

Мои стихи читайте над водой.

Мне всё равно: родник, река иль омут,

Иль просто чаша с марью водяной!

Я слышу, как поют, зовут и стонут

Все не рожденные, и голос твой...

Мои стихи читайте над водой,

Наедине с прозрачною душой...


* * *


Я удивлялась Солнцу и Луне,

Меня сжигали в жертвенном огне,

Но, осененная святым крестом,

Я вновь рождалась в омуте лесном

И пела так в обугленной ночи

При свете лилии – речной свечи! –

Что мельники топились в омутах,

И девы исчезали в зеркалах,

А княжичи забрасывали сеть,

Чтоб на песке

Мне с плачем умереть...


Вы им не верьте! Сеть – была пуста.

И зря бросались многие с моста...


* * *


Не уходи в беззвездное пространство,

Забыв миры – земной и неземной.

Я там – была. Убитой. Молодой.

Кувшинок беломраморных убранство

Невольно захватив навек с собой.


Оттуда нет ни вздоха, ни возврата!

Там забываются цветы и корни.

Но я перед Забвеньем виновата:

Забыла выполнить приказ: “Не помни!”


* * *


Две белых молнии пересеклись крестом.

И эта вспышка – названа Христом.

Кувшинки ахнули по всем Заречьям,

Березы белые – оборотились в свечи.


Русалке подарили башмачки –

Они стоят цветами у реки.


Но ей не нужен плен хрустальный тот,

И бледный принц,

что с ножницами ждет...


* * *


И откуда эта древняя затея?

Выпал жребий мне – стать жертвой ящур-змея.


Мне прислужница, с лицом окаменелым,

Косу длинную чесала гребнем белым.


Надевали мне браслеты, ожерелья.

Закрывали юный лик от обозренья.


Осыпали белоснежными цветами

И босою подводили к темной яме.


Не рыдала я, и рыбкою не билась –

Хоть в печали шла, а доле покорилась.


Покорилась не от слабости девичьей;

Не из страха, хоть и страшен сей обычай;


Не в угоду ненавистному мне змею;

Не из дурости, мол, я такое смею!


А шагнула я за край, лицом белея, –

Всех оставшихся любя, сестер жалея:


Пусть увидит Бог от жизни отреченье

И пошлет моей Отчизне просветленье!


* * *




Смеясь и плача, всё земное –

мы покинем.

Я пела перед небом.

Лик Господний – чист.

Одно крыло мне подарила

птица Сирин,

Ну а другое птица Солнца – Аконист.


Когда та песня задевала небеса –

На них рождалась белоокая звезда.

Когда та песня проливалась, как слеза, –

Кувшинки белые рождала смоль-вода.


Когда ту песню обернула я в кольцо –

Вы стали плакать, опустив лицо.


* * *


Гнули крылья молодые кони.

Ящерка спала в моей ладони.

И черника, иссиня-черна,

Дрёмный шелк стелила, как волна.


Что ты скажешь, сныть-трава медвежья,

Если зашепчу тебя сверхнежно?

Что ты скажешь, колокольчик, мне,

Коль тебя посею на Луне?


Что они сказали – мне-то ясно,

А перерассказывать – опасно!

Многим, хоть сулят мне благодать,

Этой тайной рано обладать:


Заведут меня в слепое стойло,

Руки свяжут, перережут горло,

И потом, под мерзкий шепоток,

Душу вынут – призрачный цветок.


Ну и зря. Суть тайны сокровенна:

Отберут – развеется мгновенно.

Потому им не поймать тех птиц –

Ящерка не спит в руках убийц.


* * *


Метельный снег и сонные полозья...

Ужель мой конь средь поля заплутал?

Такая ночь! Как будто волчья, совья...

Пропала я! Мороз. Луны овал.


И вижу вдруг вдали огни деревни

И подъезжаю, и вхожу в избу...

На лавке дед и сгорбленный и древний,

И кто-то белый в полутьме, в углу.


Пока трясла заиндевелой шалью,

Ко мне подходит белый и молчит.

И я узрела, словно под вуалью,

Такое... так... что всякий закричит!


Тут хмурый дед оборотился в волка.

И поняла я, что здесь за изба...

И я взмолилась и крестилась долго,

Персты бросая в белый мрамор лба.


Так ночь прошла. Когда уж рассветало,

Гляжу – в санях я. Изб – истлевших! – ряд...

Мертва деревня! Дремлет конь устало.

Молюсь на дуб, что чёрен и горбат.


* * *


Нищий брел по туннелю в Москве,

Вихри-толпы, как волны, качали.

Он тонул в безысходной печали,

Он был нравом подобен траве.


Нет, никто не подаст. Даже камня.

Так дойдет он до Божеских врат.

Он стыдится просить подаянья –

Потому что душою богат.


Скажет Боже: “Ты властью ограблен,

Жизнь проживший в трудах, нелегко”.


Но секут чьи-то взоры, как сабли.

И до Божеских врат – далеко.


* * *


Эпоха Временем сметёна –

Подвластна Времени Земля.

Пронзают эры, рвут знамёна

Зубцы державного Кремля.


Вновь в чаше лилии – малина.

Вновь бело-красен наш закат.

Летит Ивана посох в сына,

А сын толпой давно распят.


Да мы всё те же, там же, так же...

Срываем крест, возносим вновь.

И призраки царей, как стражи,

Проклятья помня и любовь,


Поочередно воскресают,

Тревожат души и умы.

А сыновья – всё умирают,

И посохи летят из тьмы...


* * *


Изба туманом заросла озерным,

Резьбою заклинает звездь и солнце.

И бродит домовой по сеням темным,

И леший полночью глядит в оконце.


Здесь угол красный полон Божьих ликов,

Стекают зори с полотенец сонных.

Кадушка с рыжиками, чан с брусникой...

Мои венки из зелий заговорных...


Ракетный век, а я в стране медвежьей!

Без электричества, всего, что вечно с вами.

Окружена лесами, бездорожьем,

Прабабкиною властью и царями.


Кормлю с ладони рысь, с лисой играю,

Живу русалкою на озерине.

И так кувшинкой волосы пронзаю,

Что леший долго ахает в трясине.


Я здесь росла, я этому молилась.

Ступали вслед мне – лишь медвежьи лапы.

А вы пытаете, мол, где училась

Читать свой стих? носить с изыском шляпы?


Ужель я не пройду в той ткани тонкой

На легких каблуках пред зверем рампы?

Приду. Пройду.

И плачем, словно шёлком,

Так отуманю, что сгорят все лампы.


* * *


Зашепчу вас васильками

И крестами закрещу,

Закружу в ночи ветрами,

Проведу вас по ножу!


И в далеком поле сонном

Вы увидите избу,

Там, на лавке под иконой,

Дева нежная в гробу.


Над бровями белый венчик

И молитвенник в перстах.

В изголовье тают свечи,

Мрак в ресницах-кружевах.


А как вздымет те ресницы

– Вы не бойтесь синь-огня! –

В той таинственной девице

Вы узнаете меня.


Я ль вас ветром не кружила?

Все мы – звезды, может быть…

Вы проснетесь: “Было?”

Было!

Сон, как явь, не позабыть.


Но к чему вам сны и грёзы?

Кофе пейте с хохотком,

Стих мой – бросьте! Нет в нем пользы.

Не бледнейте лишь потом:


Ваш рукав обрызган – ой! –

Воском свечки гробовой!


* * *


В глухой полутьме я прошла по туману,

Лишь хвоя хлестала, трава оплетала,

И хвощ расстилался, подобен обману,

И смехом ушедших сова хохотала.


Дремотная Русь белизною берёзной

Являла видения, прошлые дали.

И в темной часовне молилась я слёзно

О тех, кто за Русь и Любовь погибали.


И виделись мне в староверской часовне

Сквозь грусть Богородицы,

Нежность Младенца –

Отчизны поля и распятые дровни,


Убитые души и травы до сердца.

И так это было ранимо и остро,

Что я исчезала, лишаясь сознанья,

Во тьму рассыпая и стоны и косы,

Сомкнув времена,

Сжав цветком расстоянья...


У Матери Божьей качнулись ресницы:

“Очнись и возрадуйся – есть жизневерцы!”

И вдруг я узрела: кричат роженицы,

Березы трещат и восходят младенцы...


Когда всё слилось в колокольчик печали –

Вдруг тихо свеча умерла средь рассвета.

Но Ангелы Русь вдохновенно венчали

Венцом Богородицы – Лотосом Света.


* * *


Средь вятского леса в глуши васнецовской,

Где желуди всходят, где в омутах тихо,

Дружила я тайно с младой лешачихой –

Огромной, лохматой, что спит под березкой.


А взгляд лешачихи был огненно-зелен!

Умела она исчезать, появляться.

Дарила ей бусы, учила смеяться.

Мы в травы рядились богаче царевен.


Вдруг что-то во тьме появилось! Мгновенно

Заохало всё, застонало стозвонно,

И белая чаша раскрылась бездонно,

И кошкою рысь мне лизнула колено.


Куда-то звала за собой лешачиха...

Проникла я в то, что не примет наш разум!

И я оттолкнула – навеки и разом! –

Ее вместе с чашей, заплакала тихо…


Брела я в слезах средь болот мелколесья,

Я в бархаты мхов до колен утопала…

А лешья душа в иномире – рыдала,

И сыпались бусины из поднебесья…


* * *


Не гони коней, развеселый князь,

Мне среди полей суждено пропасть.


Не гляди, что с плеч – соболиный мех!

Что коса – как смерч, что жемчужен смех.


А в моем-то лбу – лебединый крест,

А в косе – не лгу! – плачет хвойный лес.


Я воде – своя, я огню – сестра.

Вся-то жизнь моя – на конце пера!


Не гони коней, развеселый князь,

Мне среди полей суждено пропасть.


Там, среди полей, страшный коршун есть,

Тыщи дней-ночей хочет пить да есть...


Изломав крыла, упаду на снег.

С чистым полем я обручусь навек...


Не гони коней, развеселый князь,

Мне среди полей суждено пропасть...


* * *


Зелёная сила

Во тьме голосила,

И сосны стонали

От черной печали.


Так в молниях гнева,

Рыдая пропаще,

Лесная царь-дева

Металась вдоль чащи.


Средь этого крика,

Плывущего горько,

Сгорала брусника

Кровавой поземкой.


Лесная избушка,

Где я ночевала,

Дрожала и душно

Углами мерцала.


Мне в душу сквозную

Плач падал ножами:

Зачем мы враждуем

С водой и лесами?


В могильниках прячем

Наш яд для потомков!

И ночью не плачем

Поминно и горько...




БОЖИЙ ПЕРСТЕНЬ


То ли Ангелы странные пели,

То ль заснула в овсяной метели,

То ли косу мне вихорь расплел?

Средь избы я увидела стол.


А за ним – небывалые гости,

Пьют, играют и в карты и в кости.

Всяк играет и всякий глядит

На девицу, что рядом сидит.


А она уж такая красава,

В волосах золотая купава.

Скорбно клонит иконный свой лик...

Бисер белый течет в половик.


Говорит игрокам дева гордо:

“Не взрезайте мне белое горло

Ради перстня на правой руке!

Дайте мне утонуть в омутке”.


Игроки алый перстень срывали,

Деву связанной в омут бросали,

Белый бисер тонул, словно снег...

В перстне свет надломился и смерк.


Только что ж загостились те гости?

Возле омута – белые кости.

Божий перстень мерцает в цветах,

Да русалка поет на волнах...


Ах поет! То – пресветло, то – скорбно,

Запрокинув лилейное горло...


* * *


В этом поле, в этом поле

И не сеют и не пашут.

Там три ведьмы люто пляшут

И хохочут на просторе.


У одной в подоле – слёзы,

Хоть ковшами черпай ныне,

Горше листьев на осине:

Ведьма пьет не зная дозы!


У другой в подоле дурость –

Тяжелее гирь угрюмых:

Из Кремля, избы и Думы…

Ведьма со смеху согнулась!


А у третьей, как листочек,

Лишь пустяк – в нем нет и прока…

Что? Да голова Пророка!

Третья – всех сильней хохочет.


* * *


Поведай, Купало, сквозь водную гладь:

Что скрыто за символом – Божьим крестом?

Зачем в нас печаль и желанье летать?

Откуда мы все? И куда мы потом?


Вон рядом с тобой сам Никола святой!

Никольские храмы белеют у рек...

Над каждой купавою – нимб золотой.

Всё вечно! И всё же – не вечен и век.


Кувшинками души в одно соберешь

И где-то рассыплешь на Млечных Путях.

Красивые самые – рано ты рвешь.

А те, что черны, оставляешь, как прах.


Но чтоб ни случилось с прозрачной душой

В мирах запредельных за безднами звезд,

Позволь мне, Господь, хоть цветком, хоть росой,

На миг возвращаться под нимбы берез.


* * *


Вот звон колокольный пропел расставанье!

Из чаши чугунной, язычных глубин,

Мне видится крест – там скрестилось сиянье

Господнего света и тихий помин.


Легко ухожу в васильки поднебесья,

Там много знакомых, враги и родня.

Всё ими – забыто! Меня ж эта песня

И там будет маять, где нету меня.


Когда вы за грань беспросветных неверий

Шагнете в туманы, где роща чиста,

Вы что-то поймете у мельницы древней,

Увидев кувшинку на лапе листа.


В тот миг помолитесь о белом цветенье.

На этой земле – жизнь у всех коротка.

Я шёлком дыханья коснусь на мгновенье

И вас и той ангельской бездны цветка...




----------------------

© Т.Смертина

Прочитано 6386 раз
Другие материалы в этой категории: Танец персиянки »

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить


Новости Котельнича. История, достопримечательности, музеи города и района. Расписания транспорта, справочник. Фотографии Котельнича, фото и видеорепортажи.
Связаться с администратором портала можно по e-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
© Copyright 2003-2019. При полном или частичном цитировании материалов ссылка на КОТЕЛЬНИЧ.info обязательна (в интернете - гипертекстовая).