Ликвидация

На подоконнике в кабинете главного врача Котельничского дома ребенка огромный букет цветов. А за окном снег, метель. На душе у Олега Геннадьевича Жданова тоже поземка. Расстроен до такой степени, наверно, впервые в жизни. Цветам, конечно, улыбнулся, но своему женскому коллективу ни словечка о своей печали. Только те нынче продвинутые. Зашли на сайт правительства области в интернете и прочли распоряжение губернатора о ликвидации учреждения. Заместитель председателя правительства области Мария Гайдар в телефонном разговоре Жданову информацию подтвердила. И посоветовала трудоустраивать «ликвидированных». «Куда интересно? – растерялся главный врач. - В Котельниче это нереально. Вакансий для медсестер и воспитателей нет».
По весне был ликвидирован детский санаторий. Тогда тоже высвободилось около 80 человек. У Жданова в штате 35 воспитателей, 12 медсестер, а еще врачи, повара, нянечки. На следующее утро после известия о ликвидации отправился на поклон к коллегам, мол, не возьмете ли кого-то в свои коллективы из состава ликвидируемого учреждения. Профессионалы, за которых не стыдно, у всех квалификационная категория, старательные, не склочные. Почти за 25 лет работы Жданова главным врачом дома ребенка в коллективе ни одного конфликта не случилось. У многих в трудовой книжке одна единственная запись о принятии на работу. Главный врач детской больницы Смирнов на просьбу Жданова рассмеялся: «Да ты лучше моих отказничков забирай. Их ведь меньше не стало». Действительно, в детской больнице находится с десяток малышей, от которых мамы отказались. Прежде главный врач дома ребенка выписал бы на них путевки, забрал у коллеги личные дела отказников и отправился бы оформлять путевки в департамент здравоохранения. Увы, с осени в путевках на малышню отказывают, а дом ребенка по этой причине не выполняет койко-дни, или, как сейчас это называется, государственным заказом. Ну нет у государства заказа на этих деток. Государство озабочено нехваткой бюджетных средств и ищет варианты оптимизации бюджетной сферы. Проще всего экономить на социальной сфере.
Корреспондента «ВК» главный врач знакомит с документом департамента здравоохранения, который повествует о предстоящей ликвидации. В нем указана мотивация подобного шага: в связи с географическим расположением Котельничского дома ребенка и снижением рождаемости. Оба момента от лукавого. Чего лучше желать? Через город проходит федеральная трасса, автобусное сообщение во все стороны, узловая станция на пересечении двух железных дорог – Северной и Горьковской. Что касается рождаемости, так она в регионе пошла вверх. Правда, озабоченность демографической проблемой государства проявили в первую очередь отнюдь не самые благополучные семьи. Вспоминаю разговор с главой сельского поселения. На ее территории бум рождаемости: пять малышей за год. И все пятеро у матерей одиночек. Чтобы мамаши детские деньги не пропили, глава поселения лично сопровождает женщин в магазин, советуя использовать пособия точно по назначению: на молочные смеси, фрукты, памперсы и ползунки. Кстати, подобных историй «ликвидаторам» в любом поселении могут рассказать, было бы желание вникнуть и понять, что затея с ликвидацией дома ребенка преждевременная. Момент не настал. Да, усыновители, приемные семьи приветствуются. Но в этом деликатном вопросе главное не допустить кампанейшины, а она прослеживается. Недавний случай. Семья облюбовала в доме ребенка девочку. Пришли пообщаться с будущей дочкой. В семье двое своих детей, один из мальчиков инвалид детства. У папы судимость. Мама положительная, но жизнью замотана. Девочка, скорее всего, потребовалась семье для решения собственных бытовых и материальных проблем. В будущем нужна будет помощница по уходу за сыном-инвалидом, потому что маме надо работать. Потенциальный отец на девочку даже не взглянул и на вопрос по этому поводу с ухмылкой заявил: «Вот заберем, тогда и начнем контактировать». Разумеется, этой семье в ходатайстве об удочерении отказали.
Лариса Викторовна Парышева представляет интересы детей и трудового коллектива в различных общественных организациях города. Она убеждена: «Решение о ликвидации нашего дома ребенка было принято в связи с активизацией процесса передачи детей на воспитание в семью. На мой взгляд, не нужно этот процесс искусственно форсировать. Его надо готовить. Не тот в Кировской области уровень культуры населения и материальной обеспеченности семей. Особенно удручающая ситуация в сельской местности, но и в городе стали жить хуже, бытового пьянства в кризисный период стало больше. Статистика местная о том свидетельствует. Так, если за три квартала минувшего года котельничане потратили на алкогольные напитки 48,9 миллиона рублей, то в нынешнем почти на 13 миллионов больше, а вот розничный оборот по продаже продуктов питания снизился на 23,2 процента. Интересная деталь. Два года назад, когда рождаемость была заметно ниже нынешней, Котельничский дом ребенка был переполнен. Что с тех пор изменилось? Жить лучше точно не стали, безработица повсеместно выросла, материальное положение жителей области в связи с кризисом ухудшилось. И вдруг появилась «положительная» тенденция в вопросе определения сирот в приемные семьи. Как-то один конец с другим не сходится.
В Котельничском доме ребенка видят решение проблемы социального сиротства через другую призму. Аргумент в пользу родной матери малыша. Почему бы государству не пойти навстречу женщинам, которые не хотят навсегда отказываться от своего ребенка? Всякое в жизни случается. Нет у молодой матери собственного жилья, например, а квартирная хозяйка наотрез отказывает пускать жиличку с ребенком. Или детский сад давно в селе закрыт, а маме надо работать и малыша деть некуда. Или, элементарно, у мамаши запой случился, сама на себя не похожа, дети бедствуют. Ну лишат ее родительских прав, так ведь малышу лучше не будет. Пусть уж лучше у таких мамаш появится возможность общаться с малышом, навещая его в доме ребенка в любое время. Здесь персонал понаблюдает и выводы неспешные сделает, надо отдавать ребенка в другую семью на усыновление или же есть надежда, что останется он с родной матерью. Вот такая идея у главного врача Жданова и возглавляемого им коллектива. Олег Геннадьевич даже заявление специальной формы разработал и считают, что в качестве приложения не надо больше никаких документов, кроме справки с места жительства о материальном положении родителей ребенка.
Главный врач приводит свежий пример из будничной своей практики. Приехала из Даровского молоденькая мама. Говорит: «Я у вас ребенка оставляю, мне его кормить нечем. Денег нет, работы тоже». И закрывает за собой дверь кабинета. Ребенок в рев. Главврач мамочку вернул, заявление о временном помещении малыша в госучреждение написать заставил и просил навещать ребенка как можно чаще. Чтобы дитя маму не забывало. А мама- свое дитя.
Решение о ликвидация нужного обществу и нынешнему времени учреждения добавляет Котельничу процент женской безработицы. «Ситуация для меня тупиковая. Никто со мной не считается, мой голос во внимание не принимают, - с горечью констатирует Жданов. - Сказали бы, что плохо работаем, но нет такого. Сделали ремонт. Очень большой объем работ выполнен. Здание стало украшение города. Все противопожарные мероприятия выполнены».

Детей в дома ребенка, определяют, конечно, не от хорошей жизни. Разрушить существующую систему путем ликвидации учреждений соответствующего профиля недолго. Нынешние подходы решения проблемы социального сиротства правильные, но рассчитаны они совсем на другое общество. Сытое, преуспевающее, культурное. В общем, другое, нежели наше сегодняшнее.

Татьяна Вылегжанина. (газета Вятский край)