Бомбы - на конвейере

8 сентября в Марадыковском сдана в эксплуатацию первая очередь первого комплекса по уничтожению химического оружия. В полдень, в режиме реального времени, представителям Российской и мировой общественности и прессы была продемонстрирована зарядка на детоксикацию первой авиабомбы с боевым отравляющим веществом Vx нервно-паралитического действия. Плановое уничтожение химического оружия на вятской земле началось, конвейер включен. За 6 лет до 2112 года, как это определено Международной Конвенцией, через него пройдут и будут навсегда обезврежены более 40 тысяч боеприпасов.
Торжество было обставлено с большой и соответствующей моменту помпой. На митинг у одного из корпусов промзоны к 10 часам утра собрались представители заказчика объекта - Федерального агентства по промышленности, многочисленных подрядных строительных организаций, Федерального управления по безопасному хранению и уничтожению химоружия, европейские и российские ученые, представители ведущих российских и мировых средств массовой информации, депутаты Государственной Думы и члены правительства России, официальные лица ряда европейских дипломатических миссий в Москве.
- Сегодня открывается еще одна страница в летописи уничтожения химоружия в России, - сказал, открывая митинг, заместитель руководителя Федерального агентства по промышленности, генерал-полковник, доктор химических наук Виктор Холстов. - Начинается эксплуатация третьего в России объекта по ликвидации боевых отравляющих веществ. Это наглядно демонстрирует усилия России строго следовать своим международным обязательствам. Специалисты Российского НИИ органической химии разработали технологии, обеспечивающие высочайшую степень экологической безопасности процесса ликвидации ОВ.
Полномочный представитель президента России в Приволжском федеральном округе Александр Коновалов оценил пуск объекта как "демонстрацию нарастающей экономической мощи нашего государства, свидетельство того, что Россия в состоянии разобраться со своими внутренними проблемами".
- Я очень рад находиться здесь сегодня по случаю этой важной церемонии, - сказал на английском генеральный директор организации по запрещению химического оружия господин Пфиртер. - В первую очередь по той причине, что начинается уничтожение смертельно опасного оружия, которое представляет угрозу всему человечеству.
Очень полезным для котельничан, страдающих сегодня химиофобией, и особенно для тех, кто посеял ее в их умах, было бы послушать выступление на митинге руководителя Федерального медико-биологического агентства Владимира Ульбы. Он особо отметил, что наш объект самый уникальный из трех ныне действующих по программе химразоружения.
- По своей технической и технологической уникальности, - сказал он, - подобных объектов в мире нет, и я испытываю чувство безмерной гордости за российских ученых, строителей, простых тружеников, которые создают подобные объекты.
Было еще много выступавших, почетных грамот, грома фанфар, была и традиционная красная ленточка, разрезаемая на "глазах" двух десятков телекамер, после чего журналистов пригласили в прекрасно оборудованный пресс-центр. Через несколько минут здесь на огромных плазменных телеэкранах стали показывать "немое кино" с главным героем в нем - авиабомбой. Первой на конвейере по ликвидации химоружия, который будет действовать целых шесть лет. Комментировал происходящее в главном цехе командир арсенала и начальник объекта, кстати выпускник Мирнинской школы Оричевского района полковник Александр Гулин.
И после первых слов его и первых кадров я вспомнил свою же статью трехлетней давности у нас в газете под заголовком "Ведро воды - и звезды на погоны". Помнится, как на уровне "химического ликбеза" от информационного вакуума военно-государственной секретности иронизировал я в ней по поводу отсутствия на то время апробированной и принятой в качестве 100-процентно безопасной технологии ликвидации химоружия. Как оказалось теперь, именно этот принцип "ведра воды" и лег в основу технологии УХО и вкратце выглядит он так.
Внутренний объем всякой бомбы боевыми отравляющими веществами заполнен процентов на 85, остальное - воздух с испарениями. Бомбу кладут горизонтально, сверлят в заводской пробке отверстие и через него заполняют часть свободного объема водным раствором реагента, герметично закупоривают и отправляют в склад на "дозревание", где снаряд будет находиться три месяца. По истечении этого времени отравляющее вещество перестает быть химическим оружием и выходит из-под Конвенции. Весь технологический процесс автоматизирован, управляется и контролируется с центрального пункта.
Теперь нет больше места для иронии. Многое стало открытым и гласным, а оттого и ясным. И если кому-то нужны звезды на погоны, а всякому военному они всегда желательны, и покрупнее, - покрупнее и побольше! - и если кому-то из гражданских хочется еще чинов и званий, так "Господи, дай же ты каждому, чего у него нет" - по Булату Окуджаве. Лишь бы, как сказал один из выступавших на митинге, тревоги на объекте были только учебными, и те огромные усилия по обеспечению безопасности работ в эти шесть лет, пока крутятся конвейеры химразоружения у нас под боком, принесли бы нам спокойствие.
После пресс-конференции нас, журналистов, а также военных и гражданских специалистов, свободных от необходимости контролировать ход работ, повезли на обед. И в минуты, когда за столами поднимались бокалы и произносились тосты вроде: "Ну, за безопа-асность!", в главном корпусе завода на конвейер под закачку реагентом подавали уже вторую, а за ней и третью бывшие авиабомбы, а теперь просто бочки со смертельно опасными ОВ. А когда мы под вечер выезжали из промзоны, подразделения противопожарной и противохимической защиты с машинами в полной боевой готовности стояли на дежурстве вдоль дороги у корпусов объекта. Наверно, они в ближайшие шесть лет, до апреля 2012 года, пока не будет уничтожена последняя бомба, и будут тут дежурить, меняясь расчетами, круглосуточно. И пусть они все эти годы здесь, на дежурстве, скучают от безделья.
Анатолий ВЫЛЕГЖАНИН. Котельничский вестник.