Территория до востребования

До войны, а затем в пятидесятые годы прошлого столетия село Вишкиль было широко известно стране тем, что здесь располагались военные учебные лагеря. Позднее на их основе возник дом отдыха с турбазой и пионерский лагерь. В Вишкиль ехали пострелять, походить строем, отдохнуть. Вот как вспоминает о военных сборах в Вишкиле студент МГИМО середины пятидесятых, ныне доктор исторических наук, писатель и переводчик В.Л. Артемов: «После второго курса все мальчики-студенты проходили военные сборы в «почтовом отделении Вишкиль» под городом Котельничем на реке Вятке. Ехали до Котельнича по железной дороге в теплушке. На большой поляне на высоком берегу Вятки, где нам предстояло натянуть на готовые остовы палатки и провести месяц сборов, нас выстроили, разбили на отделения, назначили командиров и велели набивать мешки-матрацы сеном. Закончив с матрацами, стали наряжаться в военную форму. Малику, сыну замминистра иностранных дел, обладателю здоровенной фигуры, не нашлось сапог 45 размера, и он несколько дней шатался по лагерю в штиблетах и коротких ему галифе с болтающимися завязками. Пребывание в Вишкиле для нашей группы было отмечено несколькими неординарными событиями. Возвращаемся однажды со стрельбищ, идем голым полем и вдруг кто-то спотыкается о металлический предмет. В траве чернеет автомат Калашникова. Над этим оружием в те годы буквально дышали, а тут бери и пали любой. Как оказалось, до нас тем же путем проходили студенты Йошкар-олинского лесотехнического института и сами не заметили, как посеяли в поле секретное оружие. И никто не вспомнил о потере. Скандал был страшный. Пришлось и нам выслушивать нудные лекции о бдительности и о том, как не дремлет враг. Не знаю, что бы делал наш генерал, начальник военной кафедры, если бы йошкар-олинцы не подарили ему такого повода для речей перед строем вверенных ему солдат швейков. Когда мы уезжали из Вишкиля, то пароход стоял под берегом, и, погрузившись, все увидели, что над нами, на фоне зеленых елей, сиротливо маячит чемодан генерала. Пароход выбрался на середину реки, и одинокий чемодан на пригорке быстро уменьшался в размерах. Хохот на палубе стоял страшный, а генерал долго не мог понять, чего это мы так развеселились».
А вот еще одна вишкильская картинка с той же поляны, но спустя полвека. Впечатлениями делится отдыхающая турбазы Елена: «Когда приехала в Вишкиль первый раз, была в ужасе. Такое чувство, что там жизнь остановилась в «савковые» времена. Домишки не обновляются, не ремонтируются, разваливающиеся сносят. Единственное, почему езжу туда – это о-о-о-о-о-чень красивые места!!!»

Со средой обитания не поспоришь
Подтверждаю: места сказочные. Чистый сосновый бор, пологий спуск к Вятке, где и расположена турбаза отдыха, а на пригорке прилегло село сплошь из стареньких деревянных домишек. Жизнь людей с постоянной вишкильской пропиской, несмотря на окрестные красоты, всегда была трудной. Удобства на улице, печка в доме и проблемы с дровами, Скот, работа, дети. Среда оказывает непостижимое влияние на человека. Живой пример перед глазами. После окончания пединститута в здешнюю сельскую школу приехала на работу моя одноклассница Лариса Пестова. Самая красивая девочка в классе, пятерочница, мамина дочка, музыкантша. По нынешним временам ей бы замуж за олигарха, а тогда красавица Ларка, взявшись за обучение сельской ребятни могучему и прекрасному русскому языку, не могла взять в толк, почему на переменках дети употребляют совершенно иную лексику. Вечера молоденькая филологиня проводила в клубе за стареньким пианино. Не счесть, сколько концертов организовала для местной публики, пока сама окончательно и бесповоротно не пустила здесь корни. Помню, как мы, узнав о житье Ларки в деревне, ахали и охали: наша первая красавица и умница сама доит корову, откармливает свинью, держит теленка, не успевая следить за книжными новинками, не имея средств разъезжать по музеям и театрам, как это всегда делала в былые времена. Сейчас в Вишкиле и школы нет. Попала под серп оптимизации год назад. Есть в этом какая-то неразумность. Вредим сами себе, И даже не оглядываемся, что идем в разрез с генеральной правительственной линией, направленной на социальное обустройство деревни. В образовательной сфере нынче стратегия на подушевое финансирование школ. Таким вот нехитрым способом из деревни окончательно душу-то и вытрясут. Аксиома: пока в селе есть центр притяжения, коим всегда являлась школа и сельская интеллигенция, у села есть перспектива. Нынче Вишкиль в разряде неперспективных, несмотря на все свои красоты и федеральную трассу под боком. И, наверно, права в своем выборе дочка моей одноклассницы, уехавшая из села, из области, из страны. У Ларки будут расти внуки с другим гражданством.

Хотел как лучше
В конце шестидесятых Вишкиль не сходил с полос центральных газет. Здешним колхозом «Маяк» руководил едва ли не самый молодой в стране председатель Василий Вершинин. Многие еще помнят затеваемые им острые дискуссии на партконференциях, пленумах, депутатских сессиях с Героем Социалистического Труда председателем колхоза «Искра» Андреем Ронжиным о том, что важен не только результат: центнеры зерна, надои, привесы. По мнению молодого председателя в основе любого производства должна лежать себестоимость. Для Вершинина не существовало авторитетов. В совсем нерыночные времена он слыл отъявленным рыночником. Но экономической революции в отдельно взятом Вишкиле не случилось. Василий Федорович уехал учиться в аспирантуру в Москву, стал кандидатом экономических наук и уже из столицы пытался организовать жизнь в Вишкиле по-новому. На основе фермерства. Было это в перестроечные горбачевские времена. Отстроили неподалеку от Вишкиля пару хуторов на показ: дом с надворными постройками, ферма. Нашлись желающие похозяйствовать в отрыве от реальной жизни. И опять не получилось. Не столько по объективным, сколько по субъективным причинам. Сегодня нет в Вишкиле ни фермерских хозяйств, ни колхоза. Самое главное – нет работы. Горожане едут в Вишкиль отдыхать, местное население разъезжаются на заработки по всей России. Вот такая своеобразная смычка между городом и деревней на современный лад. Удовлетворения нет ни у тех, ни у других.

Центральная фигура
Глава администрации Вишкильского поселения Николай Рычков из бывших учителей. Признается, что вздохнул с некоторым облегчением, когда удалось пристроить здание опустевшей школы в хорошие руки. Прошедшим августом здание купила федерация по гиревому спорту. В планах у спортсменов устроить здесь что-то наподобие базы отдыха. Правда, сам глава мечтал сделать на основе типового в кирпичном исполнении школьного здания культурно-образовательный центр села. Чтобы все в одном месте: библиотека, клуб, детский сад, школа. Но мечтания требовали средств, а в поселении при отсутствии производства, откуда им быть? Единственный неплохо развивающийся в прошлые годы частный предприниматель Вологжанин Виктор Сергеевич с принятием нового Лесного кодекса тоже может оказаться не у дел. На лесном аукционе ему с конкурентами не совладать. А вот если бы у главы поселения была такая законодательная возможность – распоряжаться хотя бы частично произрастающим на здешней территории лесом, самую лучшую делянку Рычков отдал бы Вологжанину. Не по блату, а по совести. Потому что у сельской власти в лице Николая Анатольевича помощников, кроме предпринимателя в лице Виктора Сергеевича, раз два и обчелся. Вологжанин и огороды местному населению вспашет, и корма заготовит-подвезет, и улицы села от снега расчистит, и мусор на свалку вывезет. В общем, Вологжанин в Вишкиле – центральная фигура. Но Лесной кодекс, а следовательно, государство так не считают и ориентированы совсем на другие фигуры. С другими возможностями и горизонтами.

Территория до востребования
Или вот еще одна примета времени. Точнее, несуразность, из череды которых преимущественно и состоит нынче жизнь селян. Глава Вишкильского поселения Н.А. Рычков теперь все больше ездит по судам. Не менее десятка прошел: районные, арбитражные, областной кассационный. Пока выигрывает, но его рабочее место по-прежнему находится под арестом. Дело в том, что с давнего советского времени колхозная контора и сельский совет размещались в одном двухэтажном здании. Когда колхоз обанкротился и был ликвидирован, админи

Pages: 1 2